Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Цитаты (список заголовков)
21:30 

the same touch that heals me left a scar
А вы знаете, кто абсолютно великолепен?
Вчера взял у мамы М. Горького, "Литературные портреты" из ЖЗЛ, открыл на зарисовке о Блоке.
Читаю — господи, мои мысли, сформулированные по-другому. Ну, красивее, стоит признать. Отдельные моменты волшебны.

...Иногда мне кажется, что русская мысль больна страхом перед самою же собой; стремясь быть внеразумной, она не любит разума, боится его.
Хитрейший змий В.В. Розанов горестно вздыхает в "Уединенном":
"О мои грустные опыты! И зачем я захотел все знать? Теперь уже я не умру спокойно, как надеялся".
У Л. Толстого в "Дневнике юности" 51 г. 4. V. сурово сказано:
"Сознание - величайшее моральное зло, которое только может постичь человека".
Так же говорит Достоевский:
"...слишком сознавать - это болезнь, настоящая, полная болезнь... много сознания и даже всякое сознание - болезнь. Я стою на этом".
Реалист А.Ф. Писемский кричал в письме к Мельникову-Печерскому:
"Черт бы побрал привычку мыслить, эту чесотку души!"
Л. Андреев говорил:
"В разуме есть что-то от шпиона, от провокатора".
И - догадывался:
"Весьма вероятно, что разум - замаскированная, старая ведьма, - совесть".
Можно набрать у русских писателей несколько десятков таких афоризмов - все они резко свидетельствуют о недоверии к силе разума. Это крайне характерно для людей страны, жизнь которой построена наименее разумно.
Любопытно, что и П.Ф. Николаев, автор книги "Активный прогресс", человек, казалось бы, чуждый этой линии мысли, писал мне в 906 году:
"Знание увеличивает требования, требования возбуждают неудовлетворенность, неудовлетворенный человек - несчастен, вот почему он и социально ценен и симпатичен лично".
Совершенно непонятная и какая-то буддийская мысль.
читать дальше

Я, кажется, знаю, что будет в моей подписи послезавтра :D.

@темы: цитаты, литература, perfection

23:37 

Об одной подписи.

the same touch that heals me left a scar
Существует ли вообще ответ на эти вопросы?
И вновь приходит к нему мысль, которая нам уже известна: Человеческая жизнь свершается лишь однажды, и потому мы никогда не сможем определить, какое из наших решений было правильным, а какое — ложным. В данной ситуации мы могли решить только один-единственный раз, и нам не дано никакой второй, третьей, четвертой жизни, чтобы иметь возможность сопоставить различные решения.
В этом смысле история подобна индивидуальной жизни. История чехов лишь одна. В один прекрасный день она кончится так же, как и Томашева жизнь, и ее уже нельзя будет повторить во второй раз.
В 1618 году чешские сословия, собравшись с духом и решив защищать свои религиозные свободы, обрушили свой гнев на императора, сидевшего на троне в Вене, и выкинули из окна Пражского града двух высоких чиновников. Так началась Тридцатилетняя война, которая привела почти к полному уничтожению чешского народа. Должны ли были тогда чехи проявить больше осторожности, чем смелости? Ответ кажется простым, однако его нет.
Триста двадцать лет спустя, в 1938 году, после мюнхенской конференции, весь мир решил принести их страну в жертву Гитлеру. Должны ли были они попытаться бороться в одиночку против восьмикратно превосходящих их сил противника? В отличие от 1618 года чехи тогда проявили больше осторожности, чем смелости. С их капитуляции началась вторая мировая война, которая привела к окончательной потере свободы их народа на много десятилетий, а то и столетий. Должны ли были они проявить тогда больше смелости, чем осторожности? Что они должны были делать?
Если бы история чехов могла повторяться, несомненно, было бы полезно всякий раз испробовать ту, иную, возможность, а потом сравнить оба результата. Без такого опыта все рассуждения суть лишь игра гипотез.
Einmal ist keinmal. Единожды — все равно что никогда. История чехов во второй раз уже не повторится, равно как и история Европы. История чехов и Европы является двумя набросками, которые нарисовала роковая неискушенность человечества. История столь же легка, как и отдельная человеческая жизнь, невыносимо легка, легка, как пух, как вздымающаяся пыль, как то, чего завтра уже и в помине не будет.
С какой-то ностальгией, даже чуть ли не с любовью Томаш еще раз вспомнил высокого сутуловатого редактора. Этот человек поступал так, будто история была не наброском, а уже готовой картиной. Он поступал так, словно все, что происходит, должно повторяться в вечном возвращении бессчетное число раз, и был уверен, что в своих поступках никогда не узнает сомнений. Он был убежден в своей правоте и считал это знаком отнюдь не ограниченности, а добродетели. Этот человек жил в иной истории, чем Томаш: в истории, которая не была (или которая не знала того, что была) всего лишь наброском.

Милан Кундера, "Невыносимая лёгкость бытия"


На самом деле, это действительно очень важная для меня цитата. В каком-то смысле квинтэссенция того, что я вынес из книги в первую очередь.

В ней есть нечто... невероятно верное. Выделяющееся из тех координат добра и зла,что мне порой противны и непонятны; просто — верное. Вообще, я улетаю от того, как Кундера подаёт свои истории. Сдержанно — вот, наверное, наиболее точное слово. Там есть автор, там есть его эмоции, но по прочтении нету чувства, что тобой поманипулировали, есть чувство понимания и искренности автора.
Название книги само по себе гениально, но этот кусок, ИМХО, достаточно объясняет его. Позволяет увидеть трактовку, которая стала приоритетной для меня.
Видите, не могу говорит связно(. Слишком сильные впечатления.

@темы: цитаты, литература, ИМХО, perfection

14:36 

Ох, вот да. Серьёзный).

the same touch that heals me left a scar
От второго куска вообще мурашки были в первый раз.

04.01.2014 в 04:33
Пишет Glololo:

At the same time I was getting an odd and not altogether pleasant feeling: that somewhere there existed an idea of what constituted "normal", and that we, the Kenway family, were not included in it.

***

And, apart from that, of course, I wanted a friend. Not a parent or nursemaid or tutor or mentor — I had plenty of those. Just a friend. And I hoped it would be Tom.
It never will be now, of course.
They bury him tomorrow.

***

I liked to play in the corridor nearby because it was so rarely visited, which meant I was never bothered by nursemaids, who would invariably tell me to get off the dirty floor before I wore a hole in my trousers; or by other well-meaning staff, who would engage me in polite conversation and oblige me to answer questions about my education or non-existent friends; or perhaps even by Mother or Father, who would tell me to get off the dirty floor before I wore a hole in my trousers and then force me to answer questions about my education or non-existent friends.

***

"I think perhaps I know what you’re looking for, Master Haytham."
"What’s that, sir?"
"The way home?"


Oliver Bowden — Forsaken
А Боуден, оказывается, серьезный дядька.


URL записи

@темы: Assassin's Creed, репост, цитаты

13:06 

the same touch that heals me left a scar
Ох, как отлично сформулировано.
Конечно, не совсем правда в глобальном смысле для моего мировоззрения — но правда для меня.

15.08.2013 в 12:14
Пишет ~Хару-Ичиго~:

15.08.2013 в 00:21
Пишет Maeve.:

14.08.2013 в 22:13
Пишет nonlymeet:



URL записи

URL записи

@темы: цитаты, твиттер-стайл, репост

15:30 

the same touch that heals me left a scar
"Мои сочинения неудачны. Я не сказал ни всего, что хотел, ни так, как я этого хотел. Думаю, будущее опровергнет многие мои суждения; надеюсь, некоторые из низ выдержат испытание, но во всяком случае История не спеша движется к пониманию человека человеком..."
Из предсмертной беседе Сартра со своим секретарём.

@темы: ИМХО, твиттер-стайл, цитаты

A Silent Drum

главная