Richard Rook
the same touch that heals me left a scar
завтра у меня два урока у Т.А. к И.В., у которой я проводил два предыдущих урока, я отношусь нейтрально, да и класс там слабый, а вот Т.А. вела английский у меня в 11 классе и... ну, хорошая она, короче. отличный преподаватель, увлечённый своим делом человек, да и умная няша).
так что я немного нервничаю, что... подведу её.
ладно, ничего. вроде бы я готов. вроде бы.
быстрее бы научиться качественно косплеить экстраверта и при этом хотя бы не так уставать. а то пока и как экстраверт я говно, и устаю от социальности довольно сильно.

***

случайно купил ещё одну книжку Кундеры – "Книга Смеха и Забвения". господи, почему он такой...
simply brilliant.

4
(о двух видах смеха)

Воспринимать дьявола как приверженца Зла и ангела как поборника Добра означает принимать демагогию ангелов. Разумеется, дело обстоит гораздо сложнее.

Ангелы — приверженцы не Добра, а Божьего творения. Дьявол, напротив, это тот, кто не признает за Божьим миром рационального смысла.

Как известно, дьяволы и ангелы делят между собой власть над миром. Добро мира, однако, не требует, чтобы ангелы обладали превосходством над дьяволами (как думал я ребенком), а чтобы власть одних и других была приблизительно уравновешена. Если в мире слишком много неопровержимого смысла (власть ангелов), человек изнемогает под его тяжестью. Если же мир полностью теряет свой смысл (власть дьяволов), жить также невозможно.

Вещи, внезапно лишенные предполагаемого смысла, места, кое им отведено в мнимом ряду вещей (марксист, вышколенный в Москве, верит в гороскопы), вызывают у нас смех. Смех, стало быть, изначально исходит от дьявола. В нем есть доля злорадства (вещи вдруг предстают иными, чем хотели казаться), но и доля благостного облегчения (вещи легче, чем казались, с ними можно жить свободнее, они не давят на нас своей строгой серьезностью).

Когда ангел впервые услыхал смех дьявола, он оцепенел. Это случилось на каком-то пиру, в зале было полно народу, и постепенно все, друг за другом, присоединились к дьявольскому смеху, чрезвычайно заразительному. Ангел прекрасно сознавал, что этот смех направлен против Бога и против достоинства его творения. Он понимал, что должен как— то быстро откликнуться, но чувствовал себя беззащитным и слабым. Не сумев ничего придумать сам, он скопировал своего противника. Открыл рот и издал отрывистый, неровный звук на самых высоких нотах своего вокального регистра (звук, напоминающий тот, что издали на улице приморского городка Габриэла и Михаэла), но придал ему противоположный смысл: в то время как смех дьявола указывал на бессмысленность вещей, ангел, напротив, хотел выразить им радость по поводу того, как все на свете четко упорядочено, разумно придумано, прекрасно, хорошо и осмысленно.

И так они стояли, дьявол и ангел, друг против друга, открывали рот и издавали приблизительно один и тот же звук, но каждый выражал им нечто совершенно противоположное. И дьявол, глядя на смеющегося ангела, смеялся все больше и больше, сильнее и искреннее, потому что смеющийся ангел был бесконечно смешон.

Смех потешный — это катастрофа! Но все-таки ангелам кое-что удалось. Они надули нас всех, прибегнув к семантическому обману. Их имитированный смех и смех исконный (дьявольский) называется одним и тем же словом. Люди нынче уже не осознают, что одно и то же внешнее проявление скрывает в себе две совершенно противоположные внутренние позиции. Существуют два вида смеха, и у нас нет слова, которым можно было бы их различить.

***

И того, я читаю ПЛиО, Инфено Брауна, книжку Кундеры. А ещё на паузе стоят Паланик, какой-то перечитываемый Акунин, Шварц и отцовская хуйня, про которую он забыл, надеюсь. Всё ли?

***

Вставать через пять часов =_=.

***

я чувствую, да и знаю, что этот год – во многом последний.
а потом я так или иначе к хуям выпну себя из зоны комфорта.
god, I'm scared like hell, but there's no other way

@темы: цитаты, литература, something personal, my life